header Греция Кипр России СНГ Афины
Салоники
Никосия
Санкт-Петербург
Москва
skyline
Александрос Пападиамандис
01 / 03
Александрос Пападиамандис
10.03.2010

Цветок моря Александрос Пападиамандис


Вот уже на протяжении многих ночей постоянно наблюдал Манос Короньес необычную картину. Каждый вечер он по своему обыкновению привязывал лодку поблизости от деревушки Котронь, на восточном побережье, меж двух высоких скал, у заброшенного старого дома, давно развалившегося, – стелил по привычке бурку на носу лодки и задремывал, всматриваясь в звезды, изучая Плеяды, углубляясь в тайны неба, качаясь, убаюкиваясь на волнах, а они – руку протяни – рядом, (однако, глядя в открытое море, поверх двух цветущих островков, которые, будто караульные, охраняли вход в гавань, он стал замечать некий печальный огонек – были ли то лампадка, маяк, свечка или же затухающая звезда – видел, как он мерцал там, вдалеке, в глубине этого темного задника, на поверхности волны, как светил часами, так что казалось, будто он держался на воде, и так и оставался недвижимым.
Манос Короньес, рыбак-лодочник, был слаб разумом, как и всякий смертный. Хватит с него и того, что он каждый вечер привязывал свою лодку там, у двух чернеющих скал, у разрушенного дома, этого неподвижного безжизненного чудовища, о котором ходили слухи, будто бы он был наполнен привидениями. Все его называли обычно Хижина Цветка. Почему? Этого никто не знал. Может, и осталось еще несколько дедков, старых болтунов, знавших древнюю историю этого места, но Маносу не представилось удобного случая их расспросить.
И теперь вот вечерами он следил за этим странным далеким огонь¬ком, за тем, как он мерцал и дрожал там, в море, между прочим, зная, что никакой это не маяк. Власти не проявляли заботу заиметь такие ве¬щи в глухих провинциях, где не водилось хороших управителей.
Но чем же был вызван такой странный свет? В том месте, меж двух зеленых островков, Манос почти каждый день проплывал на своей лодке и не видел ни малейшего следа, который мог бы объяснить появление того ночного огонька, и именно поэтому ему страстно хотелось поплыть туда среди ночи, прервав свой безмятежный сон и свое любо¬вание Плеядами и другими звездами, чтобы успеть разглядеть, что же там такое, а в крайнем случае и устремиться за ним следом, догнать этот таинственный свет.

 

В том месте, меж двух зеленых островков, Манос почти каждый день проплывал на своей лодке и не видел ни малейшего следа, который мог бы объяснить появление того ночного огонька

 

Но как скоро Манос был человеком слабым, как уже было сказано, двадцати лет от роду, то и позвал он себе в помощники Ялиса Фанафаса, парня десятью годами старше себя. Манос рассказал другу о своих ночных видениях и попросил составить ему компанию в этом необычном предприятии.
Итак, как-то ночью, когда луна вступила в фазу девятого дня и готовилась уже зайти, время близилось к часу после полуночи, друзья двинулись в путь. Свет появился на своем месте, неподвижный, будто пригвожденный, между тем, как неполный огненный диск луны спокойно опускался на запад и стремился скрыться за горой. Но насколько спутники продвигались вперед на своей лодке, ровно настолько удалялся от них таинственный огонек, однако не было заметно, чтобы он явно двигался. Они налегли на весла, гребли из последних сил, страшно напрягаясь. А свет все продолжал удаляться и с каждым мигом казался все более далеким. Он оставался недосягаемым. В конце концов он сделался невидимым – исчез из вида.
Манос и Фанафас несколько раз перекрестились. Перекинулись па¬рой слов:
– Это не маяк, и не рыбацкая лодка, нет.
– Но что же это?
– Это...
Ялис Фанафас не нашелся, что ответить.
Ночью третьего дня, а затем спустя еще дня два или три, лодочники вновь предприняли очередные попытки. И каждый раз видели, как таинственное свечение двигалось по волнам. И затем, насколько они приближались к нему, настолько и удалялось от них это видение. И наконец, совсем исчезало. Но что же это было?
Только один сосед заметил ночные вылазки двух друзей-лодочни¬ков. Либос Кокоиас, пятидесятилетний человек, зная лишь азы грамматики, прочел множество старинных книг и успел побеседовать со мно¬гими мудрыми старицами, которые жили раньше. Бывало, он сидел всю ночь без сна у своего окошка, глядя на море. Иногда он читал кни¬ги, иногда любовался звездами и волнами. Хижина, в которой он жил, одинокий и покинутый всеми, находилась за несколько холмов дальше от Хижины Цветка, где привязывал свою лодку Манос, между домами тетки Васо Райа и тетки Гавалоины.
Так, однажды ночью, Короньес и внук Фанафаса вновь собрались отвязать лодку свою и уже в четвертый раз отплыть, чтобы выследить, наконец, свою неуловимую добычу.
Лимбос Кокоиас, завидев их, вышел из своей хижины, в белом чепчике и длинном одеянии типа рясы, как он привык ходить дома, обогнул два-три утеса и добрался до того места, где находились двое друзей.
– Куда это вы, ребята, если Господь благословит, – закричал он им. – Вот уже несколько ночей, как вы выплывете из гавани без рыболовных снастей и без фонарей, да и рыбы-то у вас не видать. Может, вам взбрело на ум разрыть где-нибудь яму и отыскать какое-нибудь сокровище?
Манос попросил Кокоиаса спуститься вниз и говорить тише. Затем он, не колеблясь, рассказал ему об этом видении. Лимбос выслушал его внимательно, и... засмеялся.

 

 

Насколько спутники продвигались вперед на своей лодке, ровно настолько удалялся от них таинственный огонек, однако не было заметно, чтобы он явно двигался.

 

– Ах, если бы вы знали, юноши, – сказал он, сильно покачав головой. – В стародавние времена то, что привиделось тебе, Манос, видели только те люди, которые были абсолютно чистыми. Теперь же это могут увидеть только ясновидящие. Я же не вижу ничего! Так же и Ялис, видит ли он то же самое, что видишь ты?
Тогда Ялис, с типичной для своего возраста застенчивостью, был вынужден признаться, что не видел этого света, о котором шла речь, но что он убежден в его существовании по заверениям Маноса, который говорил, что видел его.
И Кокоиас начал рассказывать.
– Послушайте, ребята, что я вам скажу. Ведь я, человек, которого вы лицезреете перед собой, успел застать старушку Керано, мать со¬седки Васо, застал я и мать тетки Гаволоины, да еще и других бабушек. Они рассказали мне много старинных и древних историй, как, напри¬мер, ту, какую теперь и я вам расскажу:
– Вы видите эти развалины, Хижину Цветка, про которую известно, что она наполнена привидениями? В старые времена здесь жила одна девушка, Лулудо. Ее назвали так из-за ее красоты – солнце сия¬ло, и она сияла. А жила она вместе со своим отцом, стариком Тэрьясом (в древности его называли Тэреем), который охотился за всякой нечи¬стью и привидениями с серебряным луком и ядовитыми стрелами. Один царевич, с чужедальней стороны, полюбил прекрасную Лулудо. Он отдал ей свой перстень и собрался идти воевать, поклявшись, что после того, как он победит варваров, в день, когда родится Христос, он вернется и женится на ней.
Уехал царевич. Осталась Лулудо, роняя слезы в море, посылая ветру вздохи и возводя к небесам молитву, чтобы появился царевич-побе¬дитель, чтобы настал день, когда родится Христос и вернется долгожданный царевич, чтобы жениться на ней.
Настал тот день – день появления на свет Христа. И Богородица, с озаренным лицом, без боли и без всякой помощи, в пещере родила Младенца. И подняла, и запеленала его, радуясь, и уложила его в ясли, чтобы успокоить. Теленок и осленок приблизили к яслям свои мордоч¬ки и легким дыханием согревали божественного Первенца. Теперь, конечно же, вернется царевич, чтобы жениться на Лулудо!
Пришли пастухи, два седовласых старца, со своими посохами, при¬шел пастушок со своей свирелью. Изумленные, пораженные, они пали ниц и поклонились Богомладенцу. Они увидели ангела, подобного молнии, с бело-золотисто-голубыми крыльями. Они услышали анге¬лочков, которые пели: «Слава в вышних Богу». Так и стояли они долго-долго, коленопреклоненные, с изумленными глазами, у яслей, неус¬танно умиляясь небесному чуду. Теперь, глядишь, вернется царевич, чтобы жениться на Лулудо!
Верхом на верблюдах прибыли три волхва. У них были золотые ми¬тры на головах, а на них самих – длинные меха и ярко-красные пор¬фиры. Одна звездочка, сверкающая, золотая, опустилась вниз, остано¬вилась над кровлей пещеры и засияла нежным небесным светом, кото¬рый рассеял мрак ночи. Три царственных старца спешились, вошли в пещеру, пали ниц, и поклонились Дитяти. Они открыли свои роскош¬ные ларцы и поднесли дары: злато, ладан и смирну. Теперь уж точно вернется царевич, чтобы жениться на Лулудо!
Прошло Рождество, закончились крещенские дни, наступила Пасха, а царевич так и не появился, чтобы взять в жены Лулудо. Варвары за¬брали царевича в плен. В начале, правда, его войско одержало победу, его отряды с возгласами радости захватили крепость неприятеля. И ца¬ревич в своем опьянении победой неудержимо устремился вперед. Варвары хитростью захватили его в плен.
А девичьи слезы сделали горьким соленое море, ее вздохи рассеялись на ветру, ее молитва вернулась обратно на землю, так и не достигнув престола Всемогущего. Один цветочек, незримый, благоухающий, возрос среди двух этих скал, и его стали называть Цветок Моря. Но цветок этот невидим для глаза. Тот царевич, который попал в руки варваров, упросил Господа сделать его искрой, светом над морем, чтобы успеть появиться в тот день, когда родится Христос и сдержать клятву, которую он дал Лулудо.
Некоторые говорят, что Цветок Моря – это цветение и пена волны. Но та искра, тот огонек, который ты видишь, Манос, – это душа царевича, вырвавшегося из плена. Но никто больше не видит этого огонь¬ка, за исключением тех, кто жил здесь в старые времена и был абсолютно чист, а в наше время его видят лишь прозорливые.


1906

*перевод Наталии Лякишевой
из сборника «Мечта в волне» под редакцией Наталии Николау, УРСС, Москва, 2000

комментарии (0)
Kаково ваше мнение?
Bыберите иконку
Oтправить
эксклюзив
тематические рубрики
Oставить!

Да, я тоже давно об этом слышала. Спасибо за статью. Никак не могла вспомнить название острова! / Лариса«Визовый вопрос перестал быть препятствием для россиян» / Согласна, статья интересная. Прочитала на одном дыхании., залпом. / НатальяАкция "Бессмертный полк" пройдет в восьми городах Греции / Геннадий Мельникполностью согласен с автором статьи. / алексОстров Карпатос – заслуживает того, чтобы здесь побывать... / СПАСИБО ЗА ПРАВДУ.ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО. / ЗОЯРодос, Греция / Я думаю, что греческие искусствоведы, все же, преувеличивают роль критского наследия в творчестве Эль Греко, сформировавшегося как художника в Венеции,... / Лалош ЛалошийТеодор Курентзис: «Я себя ощущаю российским музыкантом греческой веры» / Спасибо, очень интересно, как плохо мы знаем свою историю, как мало у нас исторических фильмов об этом. / ЕленаЗакинтос, Греция / Все что сказано выше полностью согласна. Удивительное сочетание красоты таланта харизмы.таких у нас нет.жаль что услышала и увидела так поздно. Его песни заряжают. / НадеждаВ Греции открылся представительский центр ДНР / Интересно, конечно. Но в малограмотности вы зря обвиняете. Тут дело вовсе не в этом. Просто такая тупая система транслитерации современная. Если транслитерировать... / А.Туроператоры предупредили россиян о нехватке путевок на Кипр и в Грецию / Я тоже совсем недавно узнала о САКИСЕ Рувасе. 22 мая был выложен ролик с песней НАМАГАПАС. чем бльше узнаю о нём, тем больше он покоряет меня своим обаянием, мужской... / ГалинаТрамп признался в любви к грекам / Удивительно гармоничный ЧЕЛОВЕК -поэтому любовь зрителей к нему(от мала до велика) безгранична!Счастья большой семье САКИСА РУВАСА ! / Татьяна,14.08.2016 14 11Россия и Греция намерены усилить межрегиональное сотрудничество /