header Греция Кипр России СНГ Афины
Салоники
Никосия
Санкт-Петербург
Москва
skyline
статьи по теме
01.06.2008 14:33

Византийский киноурок Афанасий Авгеринос


Накануне 555-летия падения Константинополя, события значимого не только для Греции и России, но и Европы и всего мира, и в свете громкого обсуждения фильма «Гибель империи: византийский урок» мы решили обратиться непосредственно к его автору, чтобы лучше познакомить наших читателей с его концепцией и получить ответы на вопросы, возникшие после просмотра фильма. В то время как шла подготовка к премьерному показу фильма по греческому телевидению, с наместником Сретенского монастыря архимандритом Тихоном встретился главный редактор «Э» Афанасий Авгеринос:


– Повод нашей встречи – ваш фильм, но все же давайте начнем с начала. Как вы оказались в Церкви?
– Господь Бог привел. Я воспитывался и рос в Советском Союзе, в атеистическом государстве, но в мое время, а родился я в 1958 году, уже очень многие люди, молодые в том числе, задумывались о несоответствии государственной коммунистической идеологии и потребностей человеческой души, того к чему стремится человек, в каком бы обществе он ни родился. Очень многие искали и находили Церковь, Бога. Будучи студентом одного из гуманитарных ВУЗов Москвы, я с огромным трудом достал тогда Священное Писание, и оно произвело на меня глубочайшее впечатление. Потом я все больше и больше стал узнавать о вере, о Христе, о Церкви и таким образом выбрал свой жизненный путь. Мне посчастливилось попасть в Псково-Печерский монастырь.
– У вас было образование, близкое к кино?
– Да, я окончил Литературный факультет Института Кинематографии. Тогда я сделал буквально один или два фильма, но мне это было тогда уже совершенно не интересно, потому что я уже выбрал для себя новый путь. Сейчас вот выходит на экраны один из тех фильмов, что я делал тогда, 25 лет назад.
– Я слышал, у вас есть греческие корни.
– Да, моя бабушка, Елена Кузьминична Попандопуло, была из понтийских греков, так что греческих родственников у меня довольно много. Но мы общаемся на русском языке, так как почти никто из них не знает греческого.
– Как у вас родилась идея этого фильма?
– Идея фильма родилась очень быстро. Около двух лет назад я впервые приехал в Константинополь. Для меня это была особая и очень интересная поездка. Во-первых, я все-таки представлял себе его значение для всей Церкви, для России и для Греции. Во-вторых, несмотря на мои греческие корни, никто из моих родственников никогда не бывал в Константинополе. Они все из Малой Азии, и для них слишком болезненно было бы туда попасть. Но мне все же довелось побывать там, и я был совершенно потрясен грандиозностью существовавшей там империи, запечатлевшейся в каждом камне, каждой улочке Константинополя, в его стенах, не говоря уже о Святой Софии, о Хоре, о других храмах. Это навело меня на множество размышлений, в том числе и на мысли о современной России. Когда я занялся историей Византии и стал сопоставлять происходившее когда-то там с происходящим сейчас у нас в России, то увидел множество параллельных мотивов. Таким образом зародился замысел этого фильма.

 

У нас существует идеальный образ Греции, ее икона. Для всех русских, даже атеистов, особенно важно, что Греция – православная страна, и она последовательно сохраняет Православие.

 

– Вы подняли тему, вызвавшую широкий диалог, вплоть до того, что вас обвинили в антисемитизме.
– Вообще, по поводу этого фильма прозвучали странные обвинения. Он никого не оставил равнодушным. Фильм вызвал необычайно бурную реакцию, на которую я сам даже и не рассчитывал. За истекшие три месяцы вышло более 500 публикаций о документальном фильме, касающемся Византии, совершенно незнакомой гражданам современной России. Что касается обвинений, их было много, начиная от обвинений в антиисторизме до этого пресловутого антисемитизма.
В фильме рассказано о фактах, совершенно неизвестных современному человеку, в основе мировоззрения которого лежит европоцентризм. Люди, даже грамотные и интеллигентные, вдруг узнают, что еще 800 лет назад западная Европа была варварской частью континента с необразованными и грубыми людьми, а Византия, совершенно нам неизвестная, была средоточием культуры, наук, искусства и даже бытового благополучия. Когда в Париже или Лондоне насчитывалось по десять-пятнадцать тысяч жителей, Константинополь со своими пригородами был практически миллионным городом с огромными проспектами, 8-9 этажными домами с гидравлическими лифтами и канализацией во всех крупных византийских городах, начиная уже с IV-V вв. Что касается Европы, то канализация появилась в Париже в XVIII, а в Лондоне в XIX веке. Единственное гигиеническое изобретение средневековых городов западной Европы – туфли на высоком каблуке, чтобы пробираться по грязи. В Византии же повсеместно были водопроводы. В конце V века в Константинополе был открыт университет, а в западной Европе – только во втором тысячелетии. Мы же, однако, думаем, что Европа была и остается центром культуры, духовности, и цивилизации. Этот вот европоцентризм, который так привит сегодняшним людям, в какой-то степени дал трещину.
Что касается антисемитизма, конечно, я не имею к нему отношения. В фильме сказано лишь о том, что четвертый крестовый поход и разграбление Константинополя дало особый стимул для всей западной Европы, не имевшей тогда ни рынка, ни огромного производства. И вдруг Европа начинает бурно развиваться. В ΧΙΙ веке в Германии, например, было всего 150 городов, а через 300 лет их стало 3000. За счет чего это произошло? Мы знаем, что когда европейцы ограбили Византию, вывозя в течение 60 лет несметные богатства, эти свободные деньги, интеллект, переезжавший в западную Европу, мастерство, науки дали колоссальный стимул для развития западноевропейской цивилизации, в том числе городов и финансов. Банковская система, начинавшая складываться во время крестовых походов, была окончательно оформлена именно после четвертого, когда появились огромные, совершенно невообразимые доселе средства. Один из западноевропейских рыцарей говорил, что от сотворения мира не было такой военной добычи, которая досталась крестоносцам после разграбления Константинополя. Поскольку только евреи имели тогда законное право на ростовщичество, в отличие от христианских народов (венецианцы только потом начали создавать свои банки), еврейские капиталы стали во многом оформляться после четвертого крестового похода, во время которого был захвачен Константинополь. Это констатация факта, но как только мы приводим этот факт, тут же почему-то сыплются обвинения в антисемитизме.
– Может быть, некоторым грекам покажется, что Россия претендует на роль исключительной правопреемницы Византии, в то время как и Элладская Церковь и Вселенский Патриархат считают себе приемниками Византийской Империи…

 

Мы переняли от Византии не только веру, культуру, язык, потому что славянский язык представляет собой кальку с греческого. Мы восприняли от Византии какие-то экономические базовые основы

 

– Это несомненно. С этим никто не спорит. Есть некое поствизантийское пространство. Мы глубоко благодарны греческой церкви, вселенской церкви за то, что она передала Православие Руси 1000 лет назад. Это не обсуждается. Это в крови у русских людей, и то, что сделано Грецией, точнее, Новым Римом, Византией, совершенно очевидно. Русские люди, как могли, старались отблагодарить Грецию за это. Мы знаем, какая помощь оказывалась со стороны Руси и русских царей после завоевания турками Константинополя и на Афоне и по всей Греции, какое количество русских солдат и офицеров, миллион без преувеличения, погибли в борьбе за освобождение Греции. Об этом, кстати, мало кто знает. Есть сведения, что русских солдат и офицеров во время русско-турецких войн погибло больше, чем было все население Греции XVIII века. Так что мы никогда не претендовали и не претендуем на некую исключительность. У греческого народа и греческой церкви есть особая преемственность. Но есть преемство и всего поствизантийского пространства, которое включает и Русь, и Сербию, и Болгарию, да и все Православие. Мы восприняли Православие из Византии, и это неоспоримый факт.
– Слово «преемство» связывается и с недавними политическими процессами в России. Писали о том, что вы якобы делали акцент на преемство в самой Византии, чтобы поддержать передачу власти новому президенту России, выполняя некий политический заказ.
– Некоторые начинают искать черную кошку в темной комнате, и им хочется выискать что-то особенное. Я не скрываю того, что считаю нынешнюю светскую власть в России большим благом для страны. Я не собираюсь скрывать этого, играть в некого диссидента и стыдиться своей позиции. Открываются храмы. Люди приходят в Церковь, к Богу. Страна после пятнадцатилетней разрухи постепенно обретают самое себя. Не поддерживать этого с моей стороны было бы нечестно. Что касается политического заказа, об этом просто смешно говорить. Никто, разумеется, никаких политических заказов не делал. Я поддержал то, что мне нравится, посредством этого фильма и тех позитивных политических аналогий, которые так или иначе приходят на ум, например, в том, что касается сильного императора Византии Василия II, который смог спаять и укрепить страну. С другой стороны, есть совершенно иные критики, которые говорят, что фильм направлен против нынешней российской государственности, потому что там приемник показан очень слабым. Если вы помните, после Василия II был Константин VIII, который был очень слабым приемником, и об этом говорится в фильме. С преемником Василию не повезло: он и стабфонд разорил, и не смог поднять армию. Многие демократы говорили: вот, смотрите, он специально против преемника выступает. Обращать внимание на все эти нервные воздыхания мне абсолютно неинтересно, пускай строят свои домыслы как хотят.
– В фильме есть еще такой нюанс: там что-то хорошее говорится про Сталина…
– Есть некие знаковые вещи, на которые сразу делают «стойку», подобно охотничьим собакам, почуявшим дичь. Есть вещи, которые не выкинешь из истории, и имя Сталина принадлежит к ним. Действительно, Сталин в 43 году, после страшного разгрома византинистики, учиненного большевиками, возобновил исследования по византологии, потому что понял, что это часть государствообразующей науки, которая будет поддерживать государство. Собственно, об этом и сказано в фильме. Вот и все. Точно так же как при слове «еврей» называют антисемитом, так и при упоминании слова «Сталин» тебя называют сталинистом. Это опять же развлечение нынешней либеральной интеллигенции.

 

Церковь всегда была преобладающей составляющей духовной жизни России. Церковь создавала государство, собирала русскую землю, формировала страну.

 

– В чем же ваш идеал? Неужели вы считаете возможным восстановить Византийскую или какую-либо подобную империю?
– Россия была и остается имперским государством, нравится это кому-то или нет. Россия – имперское государство по своему миропониманию, по своему самосознанию. Стыдиться этого не надо. Есть, например, государства неимперские, которые разрушатся, если начнут представлять себя имперским государством. Если имперское государство начнет представлять себя маленьким Лихтенштейном или Швейцарией, которые сами по себе прекрасные государства, но совершенно отличные от нас, ничего хорошего не выйдет. Надо понять свою идентичность, понять, что мы из себя представляем. Вот, например, США. Это самое успешное на сегодняшний день имперское государство, и они этого отнюдь не стесняются. Когда вы оказываетесь в Вашингтоне, интересно проследить, как проявляет себя феномен имперскости. Их главный законодательный орган называется сенат, стоит он на Капитолийском холме, ручеек, который они сейчас убрали в трубу, называется Тибр. Имперские орлы на каждом углу. Они осознают себя имперским государством, и правильно делают, потому что таковым и являются. Это только поддерживает их идентичность, культуру, государство, экономику и прочее. Они соответствуют своему представлению о себе. Россия тоже является империей, но ослабевшей, империей, которая сейчас находится в стадии самопознания. Империалистическая политика и империя – это две разные вещи. Сверхзадача России – находиться в своих границах и управлять той территорией, которая дана ей Богом. Вот в этом и состоит русская имперскость. Заметьте, западные империи очень сильно отличаются от империй восточных, в том числе и от Византии. Что такое были империи западноевропейские? Британская империя была метрополией, выкачивающей огромные средства из массы колоний. Российская империя представляет собой полную противоположность. Что мы получали, например, от Вьетнама или Кубы? Мы были патронистической империей, которая только вкладывала и заботилась. То же и с нашими союзными республиками. Не секрет, что в Эстонию, которая сейчас бранит Россию, в другие прибалтийские республики, в Грузию и в среднеазиатские республики Россия только вкладывала и вкладывала. Это совершенно другой принцип империи. Имперскость России совершенно в другом. Сейчас Россия находится в своих нынешних границах. Обеспечение этого пространства, владение и управление этим пространством, благо этого пространство – это и есть российская имперскость. Когда нам говорят отрешиться от нее, то говорят о следующем: вы должны раздробиться, должны появиться зоны влияния, должно появиться определенное количество государств на этой территории и тогда имперскость России пропадет. Имперскость России – не сверхзадача. Мы не говорим, что нам надо быть империей, что надо объявить себя империей. Просто исторически и ментально Россия именно такова. При этом у меня нет никаких имперских мыслей. Есть просто понимание идентичности России.
Что касается фильма, его задачей было показать те опасности и те наши родовые болезни, которые нам передались от Византии. Мы родственники Византии по духу. Мы переняли от нее не только веру, но и культуру, и во многом язык, потому что славянский язык представляет собой кальку с греческого. Если мы восприняли от Византии язык, то мы восприняли и мироощущение, и ментальность, и способность суждения. Мы восприняли от нее и какие-то экономические основы, и многое другое. Есть сейчас направление в медицине, исследующее генотип родственников для предупреждения болезней. Для нас история болезни Византии очень и очень важна.

 

Сталин, будучи жестким политическим прагматиком понял что византийский опыт будет ему полезен. Собственно, только об этом и сказано в фильме. Но точно так же как приклеивают ярлык антисемита так и при упоминании слова «Сталин» тебя называют сталинистом.

 

– Вы так уверенно и продуманно выступаете, будто выдвигаете некий манифест новой России. Как вы считаете, православие является или должно стать российской идеологией?
– Церковь всегда была преобладающей составляющей духовной жизни России. Церковь создавала государство, собирала русскую землю, формировала страну. Не было таких сфер жизни народа, в которых Церковь не принимала бы самого серьезного участия, причем так сложилось исторически, а не потому что Церковь стремилась к этому. Поэтому когда нам говорят: «А почему это батюшка вдруг говорит о таких вещах? Сидел бы себе в храме и занимался бы своим делом», это очень напоминает большевистскую Россию, когда Троцкий и Ленин дали четкую установку, что священник должен сидеть в храме и говорить только для бабушек. Мы это уже проходили в советское время. Поэтому сейчас люди в церкви говорят о проблемах России, о проблемах ее духовной жизни, о том, что надо исправлять. Это совершенно естественно. Ничего пугающего в этом я не вижу.
– Как так получилось, что люди, никогда не имевшие, по крайней мере, публично, отношения к Церкви, вдруг стали заявлять себя воцерковленными людьми?
– Такие вещи говорят люди, не имеющие к Церкви никакого отношения. Вера дается мгновенно, задаток ее во всяком случае, и уже из него она потом развивается и становится главным для человека. Есть притча Христова о человеке, нашедшем сокровище, после чего все остальное для него стало ничем. Если у человека нет такого личного опыта, ему это, конечно, удивительно. Мы, священники, видим множество людей, вчера и представления не имевших о вере, а сегодня вдруг открывших это огромное сокровище, ставшее для них необычайно важным. Всего лишь 20 лет назад найти в Москве Евангелие было невозможно. Практически не было святоотеческих книг, их перепечатывали на ксероксе, что предполагало уголовную ответственность. И вдруг люди открыли для себя совершенно иной мир, а мы ставим им это в упрек. И слава Богу, очень хорошо, что нет лицемерия. Пусть есть некто, который ходят в церковь, скажем за своим начальником, но все равно он побыл в церкви и его души обязательно коснется нечто, так что он обязательно задумается, даже если сегодня он вышел из храма почти равнодушным, хотя я лично таких практически не знаю. Я имею в виду всех без исключения. Мы не разделяем – слесарь это, член ЦК КПСС или олигарх. Олигархам еще сложнее. Ужас весь в том, что богатство нынешних олигархов становится для них тяжелейшей обузой, мешая им жить по-настоящему. Быстрое обогащение приносит с собой духовные проблемы. Олигархи тоже люди, что же делать, но первое, что они должны понять, это то, что богатства надо раздавать для своего же духовного блага.

 

США- самое успешное на сегодняшний день имперское государство, и они этого отнюдь не стесняются. Их главный законодательный орган называется сенат, стоит он на Капитолийском холме, речка под ним называется Тибр. Имперские орлы на каждом шагу.

 

– Тем более, что эти деньги не добыты нормальным путем…
– Еще один урок Византии. В 811 году император Никифор, видя вокруг много быстро обогащавшихся людей, издал указ о кладах, согласно которому нашедший клад половину должен был отдать государству. Затем был издан подзаконный акт, приравнивающий быстро обогатившихся к нашедшим клад. Таким образом, все нувориши должны были передать половину своего состояния государству. Византийский опыт драгоценен и неоценим, конечно, не в том смысле, что его надо полностью копировать. Надо задумываться о нем и иметь его в виду, причем как позитивный, так и негативный, потому что у Византии был и негативный опыт, и в нем тоже большое наше достояние: мы видим, что люди шли по этому пути и зашли в тупик. Это для нас предупреждение.
– Можно два слова о вашем монастыре – центральном, с богатой историей?
– Наш монастырь действительно стоит в самом центре Москвы. Я никогда не думал жить в центральном московском монастыре, ведь, уходя в монастырь, я уехал на самую окраину России, в Псковскую область. Что касается нашей обители, она стала возрождаться 15 лет назад. Здесь в 20-е годы размещался НКВД, ЧК, здесь расстреливали людей, здесь сама земля как антиминс – плат с частицей мощей мучеников, на котором совершают литургию. Здесь кровью мучеников пропитана вся земля. Рядом Лубянка...
– Вы о своем, а я все о своем. Вы не удивляетесь, что с той же Лубянки приходят к вам сегодняшние чекисты?
– Удивляюсь, но я этому очень рад. Поразительно, что наше поколение само пришло к вере. Нас воспитывали в пионерской организации, многие были комсомольцами. О вере говорилось только с пренебрежением и омерзением, а уж какие слова употреблял Ленин и другие идеологи партии, это вообще страшно. Православие было синонимом ущербного, а вот чем была Византия? Кстати, не только в сознании россиян, но и греков, что меня потрясло. Когда спрашиваешь у обычных греков о Византии, они теряются. Говорят, что это нечто заскорузлое, неподвижное, умирающее, пыльное, заплесневелое. И у нас было такое же представление. Но после показа фильма мы обнаружили, что в соседних с нами книжных магазинах смели все книги о Византии, годами пылящиеся на полках. Как ни подавляют человеческий дух, душа человека по природе христианка, как говорил Тертуллиан, и этот росток любой асфальт пробивает. Это удивительно и потрясающе. Как сказал однажды Спаситель: «Если эти люди замолчат, то камни возопиют», то есть начнут говорить о Христе. Поколение советских людей и было теми самыми камнями, в которых, казалось, никто и ничто не сможет возродить понимание вечности, осознание Бога, того, что человек не просто кусок мяса, а нечто большее, что душа человеческой личности – вечная, верим мы в это или нет, и что наш опыт в 30 или даже 50 лет – не единственное, что составляет опыт человечества. Понимание этого также возникло в советском обществе. Были же и диссиденты, которые просто боролись против советской власти, а были люди, которые не воспринимали советскую власть, понимая всю ее ложь, но находили выход на духовном уровне. Так что ничего удивительного нет в том, что люди, даже самые разные и даже часто противники Христа, приходят в храм. За примером далеко ходить не нужно. Сам апостол Павел вначале был гонителем христиан, в переводе на наши реалии иудейским чекистом, который искренне шел преследовать христиан. И что нам теперь сказать? Что апостол Павел лицемер?
– Вы упомянули историческую память греков. Часто вы бываете в Греции или на Кипре?
– На Кипре я был один раз, а в Греции частенько – на Святую Гору Афон приезжаю. Конечно, в Греции есть много мест для посещения – Салоники, например. Мы склонны идеализировать Грецию…

 

Этот вот европоцентризм, который так привит сегодняшним людям, после просмотра фильма в какой-то степени и дают трещину в обыденном сознании от этого и такая болезненная реакция у тех для кого Запад не непогрешим как Римский Папа.

 

– Может, зря?
– Нет не зря. Это не по слабоумию. У нас существует идеальный образ Греции, ее икона. Для всех русских, даже атеистов, особенно важно, что Греция – православная страна, и она последовательно сохраняет Православие. И вот я, как-то приехав к вам, неся в себе именно такой образ Греции, ощутил настоящий удар, увидев по всему городу плакаты с комедийным актером с кощунственным изображением Богородицы. В России такие плакаты на следующий день закрасили бы или сожгли, а греки, несмотря на свое возмущение, ссылаются на демократию. Немного стоит демократия, позволяющая осквернять собственную историю и веру. Насчет знания своей истории, кстати, надо сказать, что и здесь греки уступают определенному влиянию и в чем-то забывают свою историю. Так, меня часто упрекают в том, что я в своем фильме не упомянул о том, что император Василий II, укрепивший и возвысивший империю, ослепил 15.000 захваченных в плен болгар, за что его даже прозвали Василий Болгаробоец. Вот об этом греки помнят, а то что этот эпизод, даже по мнению некоторых западных ученых, представляет собой позднейшую вставку в византийских летописях, введенную очевидно, с целью запугать строптивых болгар, они даже и догадываются. Увы, Греция также подвержена такому же незнанию своей истории.
– Я снова сделал «стойку» и перебил вас, когда вы говорили о монастыре. Давайте закончим на чем-нибудь добром.

 

Я не скрываю того, что считаю перемены последних восьми лет в России благом для страны. И не собираюсь скрывать этого, играть в некого диссидента и стыдиться своей позиции. Страна после разрухи постепенно обретает самою себя.

 

– Сейчас в монастыре собралось 40 человек братии и порядка 150 студентов нашей духовной семинарии, как говорят, одного из лучших духовных учебных заведений России. У нас свое издательство, наверное, самое крупное в Русской Православной Церкви. Мы издаем множество богословских, исторических и художественных книг. Служба здесь совершается ежедневно с самого начала возрождения монастыря, и это, конечно, главное, чем мы живем. У нас очень много прихожан, так что в воскресные и праздничные дни мы служим по две литургии, причем храм каждый раз полон. Приходит очень много молодежи, что нас очень радует. У нас детский интернат на 100 детей в Рязанской области и хозяйство там же, которое мы подняли из руин, как, собственно, и сам монастырь. Кстати, наше хозяйство, располагающееся на 5000 гектарах земли, признано самым эффективным землепользоватем в России, за что мы получили государственную премию им. Столыпина в 2003 году. Но главное делание монахов – это, конечно, молитва. Вся братия причащается каждую неделю, и это самая большая наша драгоценность.

комментарии (3)
  • Сильно! Интересно! Канонир 07.11.2011 23:48
  • прочитала вашу книгу несвятые святые -огромное спасибо за нее-вызвала много размышлений 04.06.2012 09:39 натали
  • спасибо за книгу, спасибо за труды ваши, нам мирянам это очень нужно Таттьяна 09.08.2012 14:15
Kаково ваше мнение?
Bыберите иконку
Oтправить
эксклюзив
тематические рубрики
Oставить!

Открыла для себя этого певца 27,07,19 и вот 15 дней слушаю песни, Редкий тип мужчины с возрастом только хорошеет необыкновенная харизма от прослушивания очень сложно... / ИРИНА 10,08,2019Пауки покрыли паутиной часть побережья в Греции / Брат Александр Св. Афон Иерусалим  Амир Ессентуки / Заполотно Ессентуки«Визовый вопрос перестал быть препятствием для россиян» / ------------ / ЧЗХАкция "Бессмертный полк" пройдет в восьми городах Греции / Геннадий Мельник- / ЧЗХОстров Карпатос – заслуживает того, чтобы здесь побывать... / Кому адресовано : никто тогда о ГРЕКАХ-жертвах и не _вякал_ ???????? Ещё и обидно вам как-то... Приколист или дурачок? / ΡωμαίοισαРодос, Греция / What are the names and dates of these paintings? / ctavukciyan@gmail.comТеодор Курентзис: «Я себя ощущаю российским музыкантом греческой веры» / Хорошая тема! / Αναγνώστης ΔημήτριοςЗакинтос, Греция / Всю жизнь мечтала побывать в Греции. Только очередной кризис всё не дает мечте осуществиться. / ТинаВ Греции открылся представительский центр ДНР / Прочитав эту статью,я, поражена до глубины души ! Какой Николай был талантливый , глубокий человек ! Какие творил замечательные работы ! И очень важно , что свой... / ИринаТуроператоры предупредили россиян о нехватке путевок на Кипр и в Грецию / Александр, можно позвонить Вам? И.Джуха. +7 918 261 4087 / Иван ДжухаТрамп признался в любви к грекам /